Андрей Смирнов
Время чтения: ~23 мин.
Просмотров: 0

Волобуев, роман олегович

Джордан Пил, Грета Гервиг и другие перспективные режиссеры

Волобуев: Из молодых режиссеров мне очень нравится Александр Миндадзе. Я считаю, что это лучший дебютант последних пятнадцати лет, и он абсолютная надежда российского кинематографа. «Отрыв» — лучший дебют в российском кино за последние двадцать лет.

Зельвенский: Если серьезно, то Пил раздутый, у Гервиг первый фильм милый — посмотрим, что будет со вторым, в котором все эти Шаламе, Эмма Уотсон, Сирша Ронан. Короче, все прогрессивные юноши и девушки, которые убежали от Вуди Аллена. И они все у меня в списке. Сняться у Вуди Аллена и после этого сказать, что это была ошибка, — это, конечно, поразительно.

Волобуев: Только Ребекке Холл можно. Ну она очень красивая.

Зельвенский: Красивая девушка трудной судьбы, да. Короче, нехорошо. Ну и трудно себе представить, что фильм «Little Women» изменит направление мирового кино. Второй фильм Ари Астера я не успел посмотреть — был в отпуске, но первый хороший.

Волобуев: «Midsommar» классный. С ним есть одна проблема: это, в принципе, «The Wicker Man». Он не слизан — в отличие от ремейка, который вы, кстати, любите, — там другой сюжет, но обстоятельства те же, только вместо англичан скандинавы. Но это значительно лучший ремейк, чем тот, что снимал ваш любимый режиссер, — тот, с Кейджем.

Зельвенский: В хорроре все время появляются какие‑то интересные ребята. Еще мне нравится Алекс Росс Перри, он считается молодым?

Волобуев: Как молодой и подающий надежды немецкий режиссер Марен Аде, которой полтос скоро. Но в наших сердцах она по-прежнему молода и прекрасна.

Зельвенский: Каких‑то больших мультижанровых режиссеров, может, и не появляется, потому что все это конвейеризировалось больше, чем раньше. И в принципе, кто такие братья Руссо, снявшие «Мстителей», никто не знает.

Волобуев: Последний с лицом был Уидон. Ну и Вайтити. Он сейчас фильм про Гитлера снял — смешной, говорят. Но все-таки это сбой, как и Ганн, которого я не люблю.

Зельвенский: Ганн какой‑то мерзкий человек.

Конфликты в блоге «Спойлер»

Зельвенский: У нас не было никакого конфликта, прекратите.

Волобуев: Посмотрите на нас двоих: кто бы мог бы это срежиссировать? Это искренняя, давняя неприязнь друг к другу.

Зельвенский: Она мало, мне кажется, связана с кинематографом.

Волобуев: Мы просто активно друг друга раздражали, раздражаем и будем раздражать, я надеюсь, еще долго. Я не знаю, кому в голову пришла идея объединить нас в какое‑то entity. Если вы думаете, что мы придуривались на публику, то это неправда: мы действительно друг другу не очень нравимся.

Зельвенский: Вы читали его тексты?

Волобуев: Да, во-первых, текст. Во-вторых, все-таки дважды в неделю, когда что‑то планируешь, слышишь, сука, голос по телефону — не было интернета, мессенджеров. Слушайте: а кому вообще интересно про это читать? Ну что‑то там происходило: издавали на бумаге — сейчас людям трудно в это поверить — какой‑то журнал, с картинками, красивый, даже какие‑то иногда там были тексты неплохие. А так я вас уверяю: не происходило ничего, что не происходит сейчас в других местах. Ну то есть, конечно, с большим блеском. И с большим количеством денег — в Москве, конечно: петербургскому отделению, я знаю, платят меньше.

Зельвенский: Если вы хотите, чтобы Роман как‑то оживился, нужно переводить разговор на деньги.

Волобуев: Слушайте, это важная история, потому что часть легенды, что Станислав — бессеребренник, человек с собственной жилплощадью, петербургская интеллигенция в десятом поколении, а я, значит, из Выхино приехал и только про бабки.

Зельвенский: Я был идеалистом, а Роман зарабатывал деньги — причем очень хорошие. Особенно для человека из Выхино. А поскольку я жил в центре Петербурга в собственной роскошной квартире, то, в принципе, особо не нуждался. И у нас же дешево в городе.

Покушения

В 2000 году недовольство конкурентов достигло своего апогея, и на Волобуя было совершено покушение. Его автомобиль был взорван, а сам владелец получил серьезную травму — авторитету ампутировали ступню. Но даже после этого он продолжил заниматься спортом, чем вызывал восхищение у спортсменов. Тех же, кто покушался на его жизнь, так и не нашли. Как полагает источник, его люди сами смогли разобраться в том конфликте, так как на жизнь криминального лидера больше не покушались. А Дмитрий активно начал продвигать свои интересы в крупном бизнесе. Под его «крышу» вошли практически все крупные предприятия города.

Не брезговала банда и откровенным захватом бизнеса. С помощью рейдерской схемы ими был захвачен торговый комплекс «Шанталь», а также один из строительных бизнесов города. Поговаривают, что сам Волобуй отдавал несколько приказов на устранение криминальных авторитетов, которые мешали ему расширять зоны своего присутствия. Причем не опасаясь мести со стороны криминального мира. Из-за этого сложилось мнение, что у Волобуя отличная крыша в правоохранительных органах. Впоследствии окажется, что так оно и было.

Дмитрий Волобуев и его жена Ирина

Второе покушение на авторитета произошло спустя 11 лет, когда его теневая империя уже контролировала значительную часть бизнеса. По некоторым данным авторитет Олег Афанасьев по прозвищу Шопен высказывался, что скоро весь бизнес будет под Волобуем. Его это не устраивало, как и многих других, которых теснили Волобуевские. С молчаливого согласия лидеров ОПГ, Шопен мог организовать убийство Дмитрия Волобуева.

Олег Афанасьев — Шопен

Киллер подстерег свою жертву 16 июня 2011 года, когда Волобуев выходил из кафе «Шанталь» и направлялся к своему автомобилю. Выстрелив из огнестрельного оружия в живот авторитета, убийца скрылся. Как полагают эксперты, наемник посчитал, что выполнил свою работу. Ранения в живот в большинстве своем заканчиваются смертельным исходом.

Смерть и жизнь профессиональной кинокритики

Волобуев: А где‑то за тексты о кино платят до сих пор? Ну вот у Станислава есть зарплата до сих пор, и наверняка Антон Долин получает какую‑нибудь ставку в журнале «Искусство кино». Мне кажется, что в основном люди сейчас пишут для удовольствия. Другое дело, кто от этого получает удовольствие и надо ли им это делать.

Зельвенский: Я думаю, критиков с зарплатами еще много осталось. Другое дело, что они как‑то потонули в каком‑то интернетовском гуле.

Волобуев: Я маниакально — и с каждым годом это становится все труднее — читаю Джима Хобермана. Его выгнали из The Village Voice, и он устроился на сайт, где можно писать только о фильмах, в которых есть евреи.

Зельвенский: Это очень много фильмов.

Волобуев: Но он придумал себе рубрику с фильмами, где нет евреев. Сейчас он, по-моему, и оттуда ушел. Я каким‑то образом выискиваю его тексты. И так же, как все скучные люди, я читаю отдел культуры The New York Times, где Манола до сих пор держится, Скотт пишет, *********** абсолютно Броди — про старые фильмы.

Зельвенский: У меня примерно такой же круг авторов. В New York Magazine еще что‑то попадается: там Эдельштейн — ученик Полин Кейл. Энтони Лейн, наш кумир.

Кто «заказал» героя Сирии полковника Михаила Лебедко?

Эта история, рассказанная мне субботним вечером боевым товарищем и подчиненным комбрига Михаила Борисовича Лебедко, до глубины души затронула всей своей запредельной несправедливостью и одновременно неприкрытым махровым цинизмом.

Думаю, не ошибусь особо, если скажу, что мы слишком свыклись с мыслью о чрезмерной закрытости и отсутствием некой публичности военной касты. Люди этой профессии редко мелькают на голубых экранах в популярных ток-шоу, предпочитая тихо и незаметно, но предано и верно тянуть, сцепив зубы, свою армейскую лямку.

Но когда герои наших дней превращаются в бесправных и беззащитных жертв чужих криминальных разборок – сжимаются до хруста кулаки и хочется кричать от боли и несправедливости.

Что это такое?

Второй режиссерский проект бывшего кинокритика «Афиши» Романа Волобуева — кумира поколения молодых обозревателей кино, которые в эти дни прибыли на «Кинотавр-2017», где в конкурсе как раз показали «Блокбастер» Волобуева-режиссера. Волобуев дебютировал с отстраненным арт-триллером «Холодный фронт», теперь из-под его пера вдруг вышла криминальная комедия с элементами роуд-муви, звездными камео и шуточным амбициозным названием. Проект участвовал в питчинге Фонда кино в 2016 году и получил финансовую господдержку на безвозвратной основе. Через месяц после «Кинотавра», 13 июля, «Блокбастер» должен выйти в прокат — причем после успешного фестивального показа прокатчики уже решили увеличить число экранных копий.

Что бесит и что обнадеживает в современном кино

Волобуев: Я совсем утратил понимание, что такое современное кино. Сейчас нет движений. Они появляются раз в пятнадцать-двадцать лет — а у нас стопэ легкое. Вот что со времен «Догмы» было?

Зельвенский: Семь лет назад был мамблкор. Румыны еще.

Волобуев: Мамблкор, Дарденны и Джонатан Демми — это одна большая волна, запущенная «Догмой». Еще была вторая волна борзого постмодернизма, придуманная отчасти Тарантино, отчасти Содербергом. Кино же недоразвитое искусство — оно догоняет то, что было в литературе и театре двадцать лет назад. Но все это сходит на нет, сейчас появится что‑то новое. Прекрасный период времени, про который снимает кино Тарантино, — это же время самого чудовищного ада. И никто не знал, что пройдет семь лет и выйдет для начала Уоррен Битти (Клайд в «Бонни и Клайде». — Прим. ред.). Так что сейчас нет отчаяния. Все хорошие люди при делах: кто не нашел работу в кино, делает сериалы.

Другое дело — вопрос формы: абсолютно понятно, что в сериальную форму сейчас инвестируется больше, потому что это надолго. Сериал дает ощущение, что жизнь длинная. Кино закончилось, все умерли, и ты больше героев не увидишь — а тут все линейно, все продолжается. Сейчас никто не помнит, что большие романы все когда‑то читали в сериальной форме. И Достоевский, как мудак, сидел сдавал к дедлайну, и Диккенс, и Дюма. Мы это воспринимаем как большую романную форму, а это были сериалы.

Кино все-таки очень молодое — сто с небольшим лет. В сравнении с изобразительным искусством или литературой мы сейчас находимся на стадии наскальной живописи. Другое дело, что кино всасывает все из других форм, и скорость, с которой оно развивается, говорит, что скоро наступит конец света, потому что однажды ему будет некуда двигаться.

Зельвенский: Ну не знаю. Читал сейчас много про Хичкока: когда его спрашивали, что будет с кино, у него было две идеи: что зрителя будут гипнотизировать и что будут подсоединять электроды в центры удовольствия и фигачить.

Волобуев: Ну вот на наших глазах началось и закончилось безумие с 3D.

Зельвенский: Причем это был второй раз — первый был еще при Хичкоке.

Зачем нужен Disney

Волобуев: Disney всегда меняет кино в одну и ту же сторону. Это зло.

Зельвенский: «Дисней» — это «Звезда смерти» какая‑то.

Волобуев: Мне вообще кажется, что любая индустрия — будь то российская кривоногая или американская, которая как машина работает, — совсем неинтересная вещь, потому что все по-настоящему интересное происходит в результате системной ошибки. Это может быть большая системная ошибка, как появление Нового Голливуда. Такая же системная ошибка привела к буму независимого кино в 1990-е, когда Содерберг съездил в Канны, забрал за дебют «Ветку» — никому в Америке непонятную, — а потом еще собрал много денег, и все решили: «Вау, оказывается, так можно». И при любой индустрии, и при Netflix всегда будут образовываться лакуны, куда все будут бежать. Потом деньги там будут заканчиваться. Ну вот кто до печальных событий с любимым человеком Станислава Харви мог представить, что это все накроется? Потому что Miramax на нашей памяти банкротился трижды, а The Weinstein Company дважды. Это не имело никакого отношения к индустрии: это было абсолютно иррациональное, антииндустриальное явление, которое, тем не менее, подарило какое‑то количество прекрасных и странных вещей. Например, серединный Скорсезе вроде «Банд Нью-Йорка» и «Авиатора». При каких других индустриальных обстоятельствах они могли возникнуть, если бы Харви Вайнштейн не обманывал бухгалтеров с Disney? Это единственная польза, которую могут принести такие компании: когда у них какой‑то сбой в бухгалтерии, деньги утекли и что‑то хорошее сбоку произвелось. Спасибо им и многочисленным европейским киноинститутам.

Зельвенский: И может быть, когда‑нибудь этот диснеевский пузырь лопнет.

Волобуев: Не дождемся.

Зельвенский: Вряд ли, да, но я могу себе представить момент, когда людям надоест каждый год ходить на марвеловский фильм.

Уход из кинокритики

Волобуев: Если серьезно, это нужно было сделать на пять лет раньше, когда было больше времени, сил и здоровья. Мы можем сколько угодно кривиться и хихикать, но то, чем мы занимались со Стасом, — это было круто. От этого перло. Уже сходив к психоаналитику и проведя определенное количество времени в других местах, я понимаю, что, может быть, причины, по которым меня так перло, были не очень хорошими.

У нас со Станиславом была в свое время дискуссия по поводу фильма «Бердмэн». Я, уже тогда находясь на выходе из профессии, считал, что роль девушки — театрального критика из «Нью-Йоркера», на которую все страшно обижаются (на кинокритиков вообще часто обижаются в кино — Шьямалану предъявляли, что он их жирными и неприятными показывает), очень хорошая. Когда ей Майкл Китон пытается сказать: «Что я вам плохого сделал? За что вы меня так ненавидите?» — она отвечает: «Ничего плохого. Ты приехал сюда и хочешь в храм искусств зайти. И не войдешь — на дверях стою я». Если в себе немножко покопаться, то это, с одной стороны, ощущение миссии, а с другой стороны, чудовищное самомнение — от него и перло. А потом перестало. У Станислава, я знаю, никогда такого не было, сидел себе с Вуди Алленом своим. Всех ваших закрыли! Из моих закрыли только Луи Си Кея.

Зельвенский: Это чудовищно. В принципе, все мои любимые режиссеры отъехали. Например, Полански, у которого, кстати, новый фильм сейчас в Венеции.

Волобуев: Полански! Я последний не смог смотреть.

Зельвенский: Последний очень плохой, да. Но в целом закрыли всех. Не знаю, о чем это говорит. По поводу «прет»: у меня никогда не было этой истории со входом куда‑то. Ну и вообще, я не настоящий критик — у меня нет миссии, желания выстроить иерархию, наградить или не пустить кого‑то. Пишу ради денег.

Волобуев: Поверьте: это один из самых легких способов зарабатывать на жизнь, и при этом есть еще иллюзия пользы.

Новая этика и Тарантино

Волобуев: Моральное большинство — вещь неприятная, любая революция заканчивается Термидором и контрреволюцией, любая борьба за права заканчивается попранием прав.

Зельвенский: Еще войдет в эти студии Луи Си Кей наперевес с чем‑нибудь.

Волобуев: Мы знаем, с чем он войдет! Мы сейчас наблюдаем превращение революционеров в цензоров. Это нормально, это неприятно, людям больно. Идея, что не очень хорошо унижать людей по гендерному принципу и хватать их за жопы, — она, в принципе, правильная. Тут бы сказать, что надо знать меру, но не хочется заниматься менсплейнингом. Потому что никакой борьбы за права не получится, если ты не бежишь с шашкой. Когда люди борются за права умеренно и мягонько, получается то, что у нас сейчас: вышли на бульвары, походили, разошлись. Все-таки требуется некоторое озверение, оно приносит свои плоды.

Меня всегда занимал вопрос, что кино, на котором я рос, — все произведенное с середины восьмидесятых по начало нулевых — было про зло. Полезешь в поп-культуру, найдешь Фредди Крюгера, полезешь в высокую культуру, найдешь ранних героев Ханеке, а посередине будут Ганнибал Лектер с Джоном Доу из фильма «Семь» сидеть. Это была абсолютно рвотная реакция на нормальную протестантскую культуру и социалистический реализм, прокламировавшие тему добра; на фоне этого зло выглядело прекрасным панковским исключением. Когда двадцать пять лет назад вышел Тарантино, к нему была масса вопросов, но никого не смущало, как часто его герои произносят слово «ниггер». Сейчас это чуть ли не главная претензия к его фильмам. С одной стороны, это же герои произносят, а не он; с другой, ну оно правда ему очень нравится — звучит оно клево, и явно он не может остановиться.

Недвижимость в Сочи по доступной цене? Это вполне реально!

Ну, какой же коренной амурчанин не мечтал о своем заветном домике с персиковыми и гранатовыми деревьями у самого берега Чёрного моря?

Мечты, мечты — разочаровано и с сожалением вздохнут некоторые. Но многие смельчаки, порой совершая немыслимое, всё-таки вытаскивали свой счастливый билет и вполне успешно устраивались и обживались на новом месте.

Именно устами такого успешного человека я и хотел бы поведать одну нетипичную, но вместе с тем, вполне реальную историю переселения с высоких берегов Амура (где так поныне и остались стоять часовые Родины) в более комфортные и приемлемые во всех отношениях места обитания…

До конца далеко

Долгое время Волобуевские чувствовали себя хозяевами в Курске. Вероятно они и не предполагали, что за двадцать с лишним лет могли упустить что-то в своей деятельности, что выведет на них силовиков. Тот же Николай Зайцев, уже будучи вице-мэром, обеспечивал очень надежное прикрытие со стороны правоохранительной системы. Все было поставлено так, что жертвы банды боялись идти в полицию.

Николай Зайцев в суде

Следователи можно сказать, случайно узнали о деятельности Дмитрия Волобуева и его бригады. Если бы не разговорчивость Руслана Сибилева, задержанного за убийство Афанасьева, то Волобуевские до сих пор бы кошмарили город Курск, и жертвы их преступлений молчали бы годами. Но клубок начал развязываться. Волобуева задержали рано утром 7 марта 2017 года. Силовики нагрянули прямо в дом авторитета. Пять суток авторитет находился в ИВС (изолятор временного содержания), а затем его под охраной СОБРа перевезли в СИЗО, так как судья назначил меру пресечения в виде ареста. В дальнейшем задержат и других активных участников банды Волобуева.

Владимир Зайцев

Говорят в течении двух лет, что Дмитрий Волобуев находился под следствием, он уверенно держался на всех допросах, вероятно считая, что все преступления сойдут ему с рук. Однако в этот раз дело вылилось за пределы города, и вызвало большой резонанс в области. Своими связями на местном уровне уже не получится замять совершенные преступления и выйти сухими из воды. Точно также, как когда-то было с делом банды Цапок из Кущевки, которые беспредельничали при попустительстве местных властей. До тех пор, пока история о беспределе не предалась широкой огласке. Уже состоялось несколько судов. Убийца Сергея Делюкина — Дмитрий Лифинский уже получил 15 лет колонии. Его сообщник был приговорен к 12 годам заключения.

Дмитрий Лифинский в суде

Сам лидер группировки, его брат, Николай Зайцев и еще несколько активных участников ОПГ дожидаются своей очереди приговоров, которые огласят в ближайшем будущем. Однако учитывая тяжесть преступлений и их количество, процесс вероятно не будет быстрым. Причиненный бандой ущерб оценивается более чем в 120 миллионов рублей.

Дмитрий Волобуев на процессе суда, который стартовал 30 мая 2019 года выглядит спокойным и вальяжным. Он верит, что не получит большой срок лишения свободы. На свободе у него семья — жена и трое детей.

Ассоциация Юристов России – приглашаем всех активных и неравнодушных!

Общероссийская общественная организация «Ассоциация юристов России» является крупнейшим, основанным на добровольном членстве, самоуправляемым общественным объединением, созданным по инициативе граждан – юристов-практиков, ученых, государственных и общественных деятелей, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей.

Деятельность Ассоциации юристов России как общероссийского общественного объединения юридического сообщества осуществляется на основе принципов равноправия своих членов, законности, гласности, добровольности и самоуправления и направлена на консолидацию юридической общественности в целях участия в созидании демократического общества и развитии институтов правового государства.

Как стриминговые сервисы влияют на индустрию

Волобуев: Любые тектонические изменения в индустрии связаны только с тем, что какие‑то идиоты не знают, куда деть деньги. Абсолютно так существовал Новый Голливуд, пока люди не разобрались, что авторы снимают фильмы и собирают кассу, и начали вбухивать туда деньги. Так же существовали Miramax и The Weinstein Company, где люди просто разводили инвесторов и сжигали деньги в топке. Такая же ровно ситуация с Netflix и другими стриминговыми платформами. Моя любимая история — это Рефн, которому дали до хрена бабла на сериал и были, видимо, сами в таком недоумении, что рекламная кампания велась только в твиттере у Рефна. Прекрасный сериал, кстати.

Зельвенский: Я на днях облазил весь интернет, чтобы найти как‑то мерч из сериала. А там было где развернуться, но они сделали только дурацкие плакатики.

Фильмография

  • По дате
  • По рейтингу

7.8

Подробная информация о фильме

2020

Режиссёр

В избранное

7.6

Подробная информация о фильме

Комедия

2020

Режиссёр, Сценарист

В избранное

6.9

Подробная информация о фильме

Приключения, Триллер

2017

Сценарист

В избранное

5.8

Подробная информация о фильме

Комедия

2017

Режиссёр, Сценарист

В избранное

4.0

Подробная информация о фильме

Драма, Мелодрама

2016

Продюсер

В избранное

Подробная информация о фильме

Драма, Триллер

2015

Режиссёр, Сценарист

В избранное

7.9

Подробная информация о фильме

Приключения, Триллер

2015

Сценарист

В избранное

Подробная информация о фильме

Приключения, Триллер

2015

Сценарист

В избранное

Подробная информация о фильме

Драма, Мелодрама

2011

В ролях

В избранное

Роман Волобуев в новостях

25.05 19:19
Российские сериалы сегодня в топе: в первой десятке Сводного рейтинга сериалов онлайн всего два зарубежных проекта
Зрители отдали предпочтение отечественным продуктам

Адмиралы района (сериал),
Последний министр (сериал),
Реальные пацаны (сериал),
Сидя дома (сериал),
Миллиарды (сериал),
Великая (сериал),
Мир! Дружба! Жвачка! (сериал),
Разбитое зеркало (сериал),
257 причин, чтобы жить (сериал),
Зулейха открывает глаза (сериал),

Екатерина Волкова,
Станислав Дужников,
Екатерина Гусева,
Эль Фаннинг,
Александр Лазарев мл.,
Роман Волобуев,

13.04 16:11
«Рикошет» неожиданно стал самым популярным сериалом в Сети за неделю
Сводный чарт «Фильм Про»

Мир Дикого Запада (сериал: 3 сезона),
Проект «Анна Николаевна» (сериал),
Детство Шелдона (сериал),
Корни (сериал),
Половое воспитание (сериал),
Последний министр (сериал),
Хороший доктор (сериал: 1 сезон),
Эйфория (сериал),
Лучше звоните Солу (сериал),
257 причин, чтобы жить (сериал),
Эпидемия (сериал),
Ходячие мертвецы (сериал: 9 сезонов),
Колл-центр (сериал),
Рикошет (сериал),
Чернобыль (мини-сериал),

Денис Карышев,
Роман Волобуев,

12.07.2017 10:45
Стоит ли смотреть «Блокбастер» с Чиповской и Ходченковой: первые отзывы
В кино с 13 июля

Блокбастер,

Евгений Цыганов,
Михаил Ефремов,
Светлана Устинова,
Анна Чиповская,
Сергей Епишев,
Роман Волобуев,

14.06.2017 18:55
«Кинотавр»-2017 объявил победителей
В Сочи прошло торжественное закрытие киносмотра

Блокбастер,
Жги!,
Голова. Два уха,
Турецкое седло,
Лалай-Балалай,
Время жить, время умирать,
Аритмия,
Молоко,
Заложники,
Теснота,

Владислав Опельянц,
Михаил Поляков,
Александр Яценко,
Юсуп Разыков,
Резо Гигинеишвили,
Инга Оболдина,
Виктор Матизен,
Роман Волобуев,
Виталий Суслин,
Дарья Власова,
Кантемир Балагов,
Руслан Братов,
Ладо Кватания,

14.06.2017 12:04
«Кинотавр»-2017: лучшие фильмы по версии «Фильм Про»/«Индустрии кино»
Выбор объединённой редакции

Мифы,
Заложники,
Аритмия,
Жги!,
Блокбастер,
Теснота,

Борис Хлебников,
Резо Гигинеишвили,
Кирилл Плетнёв,
Светлана Устинова,
Фёдор Бондарчук,
Александр Молочников,
Евгений Миронов,
Анна Чиповская,
Роман Волобуев,
Илья Стюарт,
Кантемир Балагов,

10.06.2017 10:58
«Фильм Про» «Кинотавр»: Чиповская и Волобуев про «Блокбастер»
Репортаж Янины Шатворян из Сочи

Блокбастер,

Светлана Устинова,
Анна Чиповская,
Роман Волобуев,
Илья Стюарт,

15.05.2017 12:30
«Кинотавр»-2017 огласил программу и состав жюри
Смотр пройдёт в Сочи с 7 по 14 июня

Прорубь,
Турецкое седло,
Голова. Два уха,
Скоро всё кончится,
Близкие,
Мифы,
Нелюбовь,
Про любовь. Только для взрослых,
Заложники,
Аритмия,
Три сестры,
Мёртвым повезло,
Жги!,
Блокбастер,
Холодное танго,
Теснота,

Павел Чухрай,
Риналь Мухаметов,
Андрей Звягинцев,
Юрий Грымов,
Сергей Мокрицкий,
Марина Александрова,
Александр Велединский,
Юсуп Разыков,
Борис Хлебников,
Резо Гигинеишвили,
Кирилл Плетнёв,
Игорь Мишин,
Игорь Гринякин,
Александр Молочников,
Александр Родионов,
Андрей Сильвестров,
Юлия Пересильд,
Анна Меликян,
Евгений Миронов,
Алексей Рыбин,
Евгений Гальперин,
Иван Шахназаров,
Ксения Зуева,
Роман Волобуев,
Виталий Суслин,
Валиуллин Вадим,
Кантемир Балагов,

18.07.2016 15:53
«Блокбастер» с Чиповской и Устиновой: опубликованы фото со съёмок криминальной комедии Романа Волобуева
Картина выйдет на экраны зимой 2017 года

Блокбастер,
Холодный фронт,
Ученик,

Евгений Цыганов,
Кирилл Серебренников,
Михаил Ефремов,
Мария Шалаева,
Светлана Ходченкова,
Юлия Снигирь,
Светлана Устинова,
Александр Молочников,
Анна Чиповская,
Роман Волобуев,
Илья Стюарт,

Назад
Вперед

Официальные страницы

Википедия:
ru.wikipedia.org/wiki/…

Кинопоиск:
kinopoisk.ru/name/2803038

Биография

Долгое время Романа Волобуева знали лишь, как талантливого журналиста, сценариста и критика, то не так давно он решил попробовать себя и на поприще кинорежиссуры. Роман Волобуев появился на свет в Москве в разгар лета 1977 года. В столице прошли его детские годы и юность.

Кино увлекло мальчика с детства. Он с упоением засиживался перед экраном телевизора и бегал на сеансы в кинотеатры. В средних классах школы Рома увлекся фотографией, самостоятельно снимал, проявлял и печатал снимки. Любил читать и при этом не всегда соглашался с мнением автора произведения.

Окончив школу, Роман Волобуев серьезно увлекся журналистикой. Свою первую заметку, которая оказалась разгромной рецензией на кинофильм «Му-му» он отправил в газету «Известия» и был удивлен, что ее напечатали.

После первого признания он устроился в редакцию «Общей газеты», где работал в отделе журналистских расследований, пробовал себя в амплуа фотокорреспондента и дизайнера. Но кинокритика оказалась его настоящим призванием.

После публикаций кинорецензий в газетах «Ведомости» и «Известия», Волобуев стал штатным кинокритиком в издании «Афиша». Его публикации в «Афише» на тему кино были отмечены почетной премией «Слон». Параллельно с работой в газете Роман совмещал редактирование русской версии киножурнала «Empire». Также публиковался в киноведческих журналах «Сеанс» и «Искусство кино».

Личная жизнь Романа Волобуева также состоит из нескольких эпизодов. Сначала он жил в гражданском браке с журналисткой Мур Соболевой, которая родила Роману сына Даниила. Мальчику мать дала свою фамилию.

Во время работы в «Афише» Роман познакомился с начинающей журналисткой и моделью Александрой Боярской. Несмотря на большую разницу в возрасте, они поначалу хорошо ладили и даже поженились. Но со временем разница взглядов на жизнь и искусство, неумение уступать друг другу привели к разводу. У Саши сейчас другая семья, и она уехала со вторым мужем в Лондон.

Не остался холостяком и Роман, женившись на художнице Екатерине Щегловой. Их отношения завязались на съемках картины «Холодный фронт». В 2014 году у супругов родилась дочь.

В 2013 году Роман Волобуев зашел в мир кино с другого входа, согласившись поработать сценаристом. Вскоре из-под его пера вышли сюжетные линии кинопроектов «Завтра», «Посредник» и «Квест». Кроме написания сценариев Роман и сам участвовал в съемках кинофильмов, соглашаясь на эпизодические роли.

В «Кратком курсе счастливой жизни» он перевоплотился в маньяка, в «Квесте» сыграл журналиста, а в картине «Озабоченные или Любовь зла» предстал перед зрителями в образе фотографа.

Режиссерский дебют Волобуева пришелся на драму «Холодный фронт» в декабре 2015 года. К экранизации собственного сценария режиссер пригласил Светлану Устинову, Дарью Чарушу, Александра Молочникова, Полину Аскери, Татьяну Абраменко. Съемки проводились в Нормандии.

У Волобуева получилась неоднозначная киноповесть о представителях молодого поколения, сбежавших из Москвы в творческий отпуск. На глазах зрителей разворачивается драма о судьбах людей, которые не могут найти себе места под Солнцем. Они живут в созданном ими же аду, но называют это место раем.

Киноведы по-разному восприняли дебютную работу режиссера Волобуева, наградив ее как положительными, так и отрицательными отзывами.

В 2017 году на экраны вышла трагикомедия «Блокбастер» о жизни и судьбе девушки Наташи (Анна Чиповская), ограбившей точку микрокредитирования и взявшей в заложницы случайно оказавшуюся там москвичку Лизу (Светлана Устинова). За двое суток, проведенных вместе, Лиза не только поймет свою неуравновешенную похитительницу, но и узнает в ней себя образца десятилетней давности.

Над проектом работало целое созвездие российских актеров: Евгений Цыганов, Михаил Ефремов, Александр Молочников, Дмитрий Ендальцев, Светлана Ходченкова, Юлия Снигирь, что подразумевало хорошую прессу для кинопроекта.

На фестивале «Кинотавр», где состоялась премьера картины, Роман Волобуев перед началом просмотра поднялся на сцену и потребовал снять его имя и фамилию с титров из-за того, что дирекция фильма не разрешила ему самостоятельно произвести финальный монтаж отснятого материала.

Скандал никоим образом не сказался на дальнейшей судьбе фильма, получившего хорошие отзывы у кинокритиков и понравившегося десяткам тысяч зрителей.

Фильмы Романа Волобуева

ГодФильмКем выступил
2015Квестсценарист
2015Завтра (пилотная серия телесериала)сценарист
2016Холодный фронт

режиссер, сценарист

2016Блокбастер

режиссер, сценарист

2016Посредник (телесериал)сценарист

Лекарство от бездействия судебных приставов существует!

Многим наверняка знакома картина, когда воодушевившись получением исполнительного листа, вскоре начинаешь испытывать смешанные чувства полнейшей беспомощности, неловкости и унижения, как только попадаешь в царство некоего закостеневшего минотавра с краткой и лаконичной аббревиатурой — ФССП. При этом, качать свои права, бить кулаком по столу или взывать к совести — занятие бесполезное.

И, кажется, что время застыло, а вокруг тебя звенящий своей обречённой пустотой — вакуум. И вся эта беспросветная, унылая безнадёга высасывает из тебя остатки последних сил, подавляя хоть малейшую волю к сопротивлению… Знакомо?

Однако, как показывает практика, есть волшебный эликсир и от этой гонореи!

Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Максим Иванов
Наш эксперт
Написано статей
129
Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации