Андрей Смирнов
Время чтения: ~20 мин.
Просмотров: 0

Рецензия к фильму «временные трудности» от profe7or

В прокате – с 13 сентября

Премьера драмы Михаила Расходникова состоялась в этом году на фестивале «Кинотавр». Иван Охлобыстин сыграл отца-тирана, не желающего мириться с диагнозом ДЦП у своего сына Саши, роль которого исполнил Риналь Мухаметов, звезда фильма Фёдора Бондарчука «Притяжение». Лента «Временные трудности» основана на реальных событиях из жизни успешного бизнес-тренера Аркадия Цукера. С рождения ему поставили диагноз ДЦП, но отец воспитывал его как обычного ребёнка, без всяких поблажек. В конечном счёте, мальчик чудом вылечился, повзрослел и построил успешную карьеру.

Драма на скупом материале: критики о фильме «Временные трудности» с Иваном Охлобыстиным

Егор Беликов (Тасс)

Авторы этой картины не только не понимают, что они наделали, но и наоборот, считают, что в этом и заключается смысл их высказывания. Риналь Мухаметов трактует фигуру отца-мучителя как силу жестокой реальности, и, мол, таким образом несчастный Саша познает суровую правду жизни. Продюсер Георгий Малков считает, что персонаж Ивана Охлобыстина не дает возможным родителям дэцэпэшников, которые найдутся среди зрителей, чудовищный пример воспитания детей-инвалидов».

Сергей Сычёв (kinopoisk.ru)

Рязанов и Мухаметов на пределе возможностей демонстрируют, что значит в России быть не таким, как все, и каково это переживать, а учитывая, сколько сейчас рождается “особенных” детей, благодарный зритель у этого кино определенно будет».
Трейлер фильма «Временные трудности»

Клара Хоменко (Time Out)

“Временные трудности” балансирует на грани фашизма, а иногда и падает за него. Это очень обыкновенный, обыденный фашизм российской жизни с его незыблемыми принципами: “бьёт – значит, любит”, “ты не болеешь, ты просто слабо стараешься” и “это всего лишь детские переживания”. Друг семьи, сострадавший мальчику, в результате оказывается мерзавцем. Отец, который ни разу не сопроводил свои уроки выживания простым “молодец” – благородным непонятным героем. Но проблемы тут нет: не мы такие, жизнь такая».

Евгений Нефёдов (ivi.ru)

Авторы смело могли ограничиться личностно-психологическим аспектом, что тоже было бы неплохо. Однако самое интересное в постановке Расходникова – социально-исторический ракурс. Юный Саша, демонстрирующий незаурядные интеллектуальные задатки, поначалу сделал из намерений и приёмов воспитания папы неверные выводы. Он не просто изобрёл остроумный способ обезопасить себя от произвола малолетних хулиганов – пришёл к заключению, что с враждебным социумом лучше всего вступить в, с позволения сказать, договорные отношения. Если вдуматься, такая установка – желание схитрить, обмануть, изловчится – и послужила истинной причиной несчастья. Но и исцеление, граничащее с чудом, не заставило полностью пересмотреть воззрения».

Павел Соломатин (intermedia)

Риналь Мухаметов – актёр хоть и не столь опытный, как Охлобыстин, но тоже весьма харизматичный. В их совместных сценах чрезвычайно много химии – за такой отличный актёрский дуэт фильму можно было бы простить многое, но не все. Развязка картины удручает любого зрителя, живущего в современном мире. Кино можно было закончить как угодно – извинениями, примирениями, выражением каких-то чувств. Но вместо этого в какой-то момент сын просто осознаёт, что всё откровенно садистское поведение его отца, показанное в первой половине фильма – это проявления любви. На выходе мы получаем отвратительную мораль “бьёт – значит, любит”, которой не место в цивилизованном обществе».

Риналь Мухаметов,
Михаил Расходников

Новинка

Сюжет

У Саши Ковалёва была врождённая болезнь — детский церебральный паралич. Отец мальчика выбрал, как ему казалось, единственно правильный способ поставить сына на ноги — относиться к нему как к здоровому человеку. «Ты не больной — у тебя временные трудности».

Поесть, одеться, спуститься и подняться по лестнице подъезда — каждый день у ребёнка уходили часы на то, чтобы справиться с простыми бытовыми задачами. В школе — издевательства сверстников. И помощи ждать было не от кого.

Мальчик справился с болезнью, но возненавидел отца. Окончив школу, Саша уехал из дома и прекратил всякое общение с отцом. За 15 лет он стал лучшим бизнес-консультантом страны, который вывел из кризиса сотни бизнесов. «У вас не кризис — у вас временные трудности!» — говорил своим клиентам прошедший тяжёлый путь становления Александр.

Однажды новый заказ даёт ему неожиданную возможность встретиться и поквитаться с отцом.

Съемочная группа

  • Режиссёр-постановщик: Михаил Расходников
  • Авторы сценария: Николай Ковбас, Иван Капитонов, Георгий Малков, Михаил Расходников
  • Исполнительные продюсеры: Даниил Махорт, Анастасия Акопян
  • Продюсеры: Георгий Малков, Владимир Поляков, Михаил Кучмент, Константин Елкин, Юрий Душин
  • Оператор-постановщик: Фёдор Стручев
  • Художник-постановщик: Максим Жуков
  • Режиссёры монтажа: Александр Амиров и Азамат Ерматов
  • Ассистент режиссёра по реквизиту: Арсений Баймбатов
  • Супервайзеры по звуку: Алексей Синицын и Дмитрий Климинов
  • Композитор: Дмитрий Селипанов
  • Художник по костюмам: Оксана Шевченко
  • Художник по гриму: Полина Стаценко
  • Оператор steadicam: Сергей Авдонин
  • Директор картины: Николай Росинский

Интересные факты о драматической истории

Съемки фильма проходили в Кирове, где руководство города разрешило творческой группе работать на территории металлургического предприятия, в больнице, школе. Дети, переодетые в советскую форму, это настоящие ученики кировской школы. По словам сценариста и продюсера картины «Временные трудности» Георгия Малкова, в редких случаях удается снимать понравившиеся места, а в Кирове все локации были для этого открыты.

Актер, сыгравший ключевого персонажа Сашу Ковалева, в детстве имел дефект речи – заикание. Риналя Мухаметова также, как его героя дразнили сверстники и одноклассники. Но он не обращал на это внимания, так как его всегда поддерживали родные и близкие люди.

Чтобы максимально реалистично перевоплотиться в образ парня с ДЦП, Риналь посещал специализированное медицинское учреждение, где проходят лечение и реабилитацию дети с проблемами опорно-двигательного аппарата под руководством Валентина Дикуля. В медико-реабилитационном центре Мухаметов перенимал специфические движения, занимался на специальных тренажерах.

Картину Михаила Расходникова «Временные трудности» показали на фестивале «Кинотавр», где ее высоко оценили именитые критики. Затем российскую ленту представили на международном кинофестивале в Ольденбурге. По словам продюсера Георгия Малкова, в числе приглашений был показ в Соренто, но в силу обстоятельств решили оставить Италию на потом.

Папа остался в семье и он борется за своего ребенка

Мила Соловьева, главный редактор журнала «Жизнь с ДЦП»:

Я прочитала много статей, комментариев в фейсбуке, и мне показалось важным донести до тех родителей, которые верят на слово, что фильм плохой (хотя фильм сами не смотрели) и в нем только ненависть и насилие, что на самом деле он – не об этом

Для меня было важно показать этим родителям, что все-таки нужно опираться на собственное мнение и делать выводы после просмотра картины

Быть может, кому-то покажется, что в фильме мало про саму болезнь, но и это не так важно – потому что главная тема фильм не ДЦП, а преодоление, мотивация. И то, что ребенка нельзя бросать

Папы бросают жен с больными детьми – это печальный факт. А в фильме папа остался в семье и он борется за своего ребенка.

Все обращают внимание на сцену в лесу, но мало кто обращает внимание на другие моменты, которые гораздо важнее. По поводу столь острой реакции общества и самих родителей особых детей я могу сказать следующее

Я понимаю, у каждого родителя своя степень боли. Поэтому они так и реагируют – потому что внутри откликается их личная боль

Мне было важно показать этот фильм родителям, чтобы они могли сами себе ответить на какие-то свои вопросы, разобраться со своими страхами.         

Вообще хочу сказать, что о ДЦП в принципе снято очень мало фильмов. Да и вообще об инвалидах у нас в России очень мало фильмов, я специально составляла список – их меньше десятка. Так вот я считаю, что острая реакция общества на фильм «Временные трудности» – это значит, что о проблеме говорят. Чем больше будет резонанс, тем больше будут говорить об этой проблеме. А это значит, что общество созрело принять это заболевание и принять этих людей в общество.

До сих пор бывают ситуации, когда мамы приходят на площадку с ребенком, больным ДЦП, а другие мамы берут своих детей и уходят

Это что? Если фильм хотя бы просто привлек внимание к проблеме – это уже маленькая победа

Евгений Нефёдов (ivi.ru)

Авторы смело могли ограничиться личностно-психологическим аспектом, что тоже было бы неплохо. Однако самое интересное в постановке Расходникова – социально-исторический ракурс. Юный Саша, демонстрирующий незаурядные интеллектуальные задатки, поначалу сделал из намерений и приёмов воспитания папы неверные выводы. Он не просто изобрёл остроумный способ обезопасить себя от произвола малолетних хулиганов – пришёл к заключению, что с враждебным социумом лучше всего вступить в, с позволения сказать, договорные отношения. Если вдуматься, такая установка – желание схитрить, обмануть, изловчится – и послужила истинной причиной несчастья. Но и исцеление, граничащее с чудом, не заставило полностью пересмотреть воззрения».

Что будет, если все поверят во временные трудности?

Мальчик катается верхом на лошади во время одного из занятий в детском экологическом центре «Живая нить». Фото: Александр Уткин / РИА Новости

Если коротко, то будет очень плохо.

Проблема заключается в том, что у нас нет сложившейся системы эффективной реабилитации. Есть кое-где отдельные элементы, по большей части в крупных городах, иногда в государственных учреждениях, иногда в некоммерческих организациях. Но, например, если в городе Лабытнанги с населением 27 000 человек родится ребенок с церебральным параличом, то мы даже приблизительно не сможем описать, кто и какую помощь окажет ему и его семье.

Обычные люди не знают, что необходимо для ребенка с церебральным параличом. Кто-то думает, что нужно принимать таблетки, кто-то считает, что нужно в Китай, потому что несколько лет назад все собирали в соцсетях на лечение ДЦП в Китае, а кто-то, как моя недавняя соседка по московскому трамваю считает, что их всех надо перестать показывать по телевизору и просить на них денег — толку-то все равно не будет, а надо поместить их куда-нибудь и содержать там.

Большинство людей и детей-то таких не видели никогда, разве что мельком на улице. И вот на этом фоне выходит кино, где прямым текстом говорят, что надо было больше заставлять, тогда бы вылечился.

Жители Лабытнанги будут после этого поддерживать развитие у себя реабилитационных центров, родительских сообществ, инклюзивных проектов? Что-то подсказывает, что нет. И как объяснить тогда, что реальному живому, а не выдуманному мальчику Саше или Мише нужна активная инвалидная коляска и пандус в школе?

Директор АНО «Физическая реабилитация» Екатерина Клочкова на занятии с маленьким пациентом. Фото с сайта physrehab.ru

Знают ли создатели фильма, что огромное количество реабилитационных проектов, моделей помощи родителям, программ отдыха для ребят с инвалидностью, программ приобретения технических средств реабилитации существуют на благотворительные пожертвования?

Что будет, если люди перестанут жертвовать, так как зачем жертвовать неудачникам, которые даже своих детей не смогли заставить преодолеть ДЦП?

Кстати, решения о жизни людей с нарушениями принимают не только простые граждане, часто прогрессивные или не очень прогрессивные решения зависят от чиновников. Они, в свою очередь, тоже не очень понимают, что такое церебральный паралич. Но скоро посмотрят фильм, и сразу все поймут.

Не секрет, что у нас часто развитие человека, в том числе интеллектуальное, оценивается по развитию движений. Не ходит, значит и не соображает ничего!

А теперь, вполне возможно, что человека с ДЦП станут воспринимать еще и как слабака и неудачника.

Это может иметь множество негативных последствий. Например, сейчас с большим скрипом создаются рабочие места для людей с инвалидностью, но какой работодатель захочет взять на работу человека, который с собой-то справится не смог, не то, что с работой.

Это только один пример нарушения прав человека из-за предвзятого к нему отношения, но можно придумать еще множество вариантов – склонить молодую женщину с ДЦП сделать аборт, так как она со своей болезнью не справилась, куда ей детей заводить.

Да и только проклюнувшийся интерес СМИ к реальной жизни и реальным достижениям людей с инвалидностью может потихоньку угаснуть – кто будет читать о неудачниках, эта тема читателям не интересна, ведь все люди с ДЦП могли бы стать «нормальными», если бы захотели.

Я тоже выкинула коляску

Ирина Фирсанова, приемная мама 8 детей, четверо из которых – с особенностями развития:

— Девочку с ДЦП мы взяли в 5-летнем возрасте. Она не ходила, она была колясочницей. Так вот я скажу, я – тоже Охлобыстин. Я тоже выкинула коляску. При этом я не увидела в фильме призыва всем бежать в лес и бросать там детей.

Но мы свою девочку тоже очень сильно заставляли преодолевать себя. У нее не было вообще никакой мотивации делать хоть что-то. Но мы сказали: «Мы с папой хотим, что бы ты это делала. Поэтому ты будешь делать то, что хотим мы».

Ребенок сейчас ходит, плавает, катается на горных лыжах, осваивает ролики. Мы брали ее не ради того, чтобы она сказал нам «спасибо», когда вырастет. Мы хотели дать ей возможность жить полноценно.  

Сюжет острого социального фильма

Ключевого персонажа ленты зовут Саша Ковалев, он не такой, как его сверстники. Мальчик болен ДЦП, но отец воспитывает сына, как полноценного ребенка. Мужчина никогда не называл Сашу больным или инвалидом, а тяжелый недуг позиционировал как «Временные трудности», с которыми нужно бороться не жалея сил.

Ковалев пошел в обычную школу, где над ним подшучивали одноклассники, придумывали неприятные прозвища. На все уговоры забрать его домой, перевести на дистанционное обучение, отец отвечал отрицательно. Саше казалось, что родной человек относится к нему несправедливо, жестко, а иногда думал, что ненавидит. Несмотря на сомнения, душевные терзания, парень хорошо учился, а болезнь постепенно отступала.

Получив аттестат зрелости, Ковалев собрал вещи и уехал от отца, вычеркнув его из своей жизни. Парень решил любой ценой стало заработать много денег, стать самостоятельным, независимым человеком. К 27 годам Саша стал успешным бизнес-коучем, который выступал с семинарами, помогая бизнесмена выйти из кризисных ситуаций, спасти активы.

Девизом Ковалева остались слова его отца «У вас не кризис – это временные трудности». Через двенадцать лет Саша встретил человека, который внушал ему эти слова, а также помог встать на ноги, добиться успеха в жизни. Но каждый герой воспринял роковую встречу по-своему.

Сын решил отомстить отцу за все издевательства, ссоры, слезы, что он проливал в детстве.

Будет ли happy end в драме Михаила Расходникова, телезрители узнают после премьерного показа, который запланирован на 13 сентября 2018 года.

Нужно ли 6 часов завязывать шнурки или в жизни есть более важные вещи?

Иван Бакаидов, программист с ДЦП. Фото: vk.com/ibakaidov

Лет 50 назад большинство специалистов думали, что человека с церебральным параличом нужно учить всем навыкам, которые осваивают обычные люди. Тратились огромные усилия и ресурсы, чтобы научить, например, кого-то ползать на четвереньках.

Потом исследователи и практики задумались, а многие ли люди, которых мы к 14 годам научили ползать на четвереньках, используют этот навык в повседневной жизни? Считаем ли мы ползание на четвереньках социально приемлемым способом перемещения для человека в 14 лет?

А может быть стоило потратить это время и ресурсы на то, чтобы научить человека пользоваться инвалидной коляской?

Вот есть у меня знакомый Иван Бакаидов, программист. Знаю я его давно, с Ваниных 8 месяцев. У Вани дискинетический церебральный паралич, он передвигается на коляске и имеет много трудностей с движением.

В последние несколько лет Ваня, как всякий нормальный повзрослевший человек, озабочен тем, чтобы научиться справляться с повседневными делами – Ване нужно самому готовить, одеваться, справляться в туалете, умываться. Ваня очень изобретательный – он освоил варку макарон прямо в дуршлаге, так как ему не перенести кастрюлю к раковине и не слить макароны так, как делаем это мы.

«Это не дело, — скажем мы вслед за создателями фильма, — пусть парень учится сливать макароны, как все нормальные люди». А что думает сам Иван?

Иван Бакаидов, 19 лет, разработчик программного обеспечения для альтернативной коммуникации, человек с церебральным параличом (Санкт-Петербург):

«Мою реплику можно озаглавить так: «Зачем год учиться завязывать ботинки, если можно купить резиновые шнурки или ботинки на «липучке» или пора ли нам перестать совать квадратное в круглое и удивляться, почему не лезет?»

Вот что еще думает Иван по поводу фильма:

— Давайте определим два подхода в реабилитации людей с ДЦП. В основе первого лежит восстановление функций, то есть, подгонка возможностей человека с нарушениями под обычного человека. Основной вопрос: «Как мы делаем то-то или то-то?» Это весьма односторонний подход: все вороны черные, этот белый, надо как-то стать черным, а то стае не понравится. В основе второго подхода лежит анализ жизнедеятельности человека, выявление потребностей человека и обретение навыков для их восполнения. То есть, вопрос: «Зачем мы делаем то-то или то-то?» Подход чуть сложнее, но он больше обращен к человеку, к тому, что ему действительно нужно.

Я проходил реабилитацию согласно второму подходу. Мне не садились на ноги с растяжками и не ругали, когда я пытался показать, а не сказать ртом. Наоборот дали мне специальные карточки, чтобы общаться было удобно.

Стоит сказать, что элементы из первого метода тоже присутствовали, мне поставили речь и научили ходить, но это не было главной целью.

Если бы фильм показывал, насколько жесток, неэффективен и первобытен первый метод, то этот фильм стал бы отличной иллюстрацией, что так не надо. Если фильм — история про то, что надо забивать сваи, пока не забьются все, то мы приплыли, так как первый метод реабилитации станет культовым.

По сути, режиссер закопал все ростки нашего хилого реабилитационного сообщества в землю, похоронил все хоть сколько-нибудь прогрессивно, да еще и поплясал на могиле. Судя по отзывам тех, кто смотрел фильм на «Кинотавре», нам демонстрируют именно это.

А теперь представьте, куда б нас послал Стивен Хокинг, если бы мы заставляли его писать формулы рукой, а не компьютере».

Реакция

Соответствие реальным событиям

За основу фильма взята история бизнес-тренера и консультанта Аркадия Цукера. Однако, по словам людей, лично знавших Цукера в детстве, у него была нетяжелая форма ДЦП, которую некоторые окружающие даже не замечали, и в школе он не подвергался травле, как это показано в фильме. Однако, по словам самого Аркадия Цукера в школе он подвергался травле, и ещё какой. Сам Цукер, сотрудничавший с создателями ленты, после её выхода заявил, что итоговый вариант «представляет собой художественный вымысел и не имеет к реальной истории никакого отношения». По словам консультанта, «Временные трудности» пропагандируют взгляды и ценности, полностью противоположные его жизненной позиции и жизненным ценностям его семьи, а показанные образы и ситуации не соответствуют тому, что происходило в действительности. Он также призвал не воспринимать фильм как методическое пособие по воспитанию и оздоровлению детей.

Мнения специалистов по ДЦП

Фильм вызвал резко негативную реакцию многих кинокритиков и медицинских специалистов, обвинивших создателей в оправдании насилия, пропаганде негативного отношения к инвалидам и распространении ошибочных представлений о сути ДЦП — об этом, в частности, говорит Екатерина Барабаш на сайте «Такие дела», посвящённом социальной проблематике. Фонд «Галчонок», который занимается помощью детям с органическими поражениями центральной нервной системы, отказался поддержать выход картины, несмотря на предложение перечислить организации часть денег от проката

Президент фонда Ольга Журавская рассказала, что авторы не прислушивались к призывам переработать сценарий, так как вообще не ставили перед собой цель снять хороший фильм, а также отметила важность борьбы «против безграмотности и мракобесия, которое распространяют продюсеры». Руководитель отделения реабилитации детей с ДЦП медицинского центра «Милосердие», врач-невролог Елена Семенова назвала продемонстрированный способ воспитания «очень травматичным», а возможное преодоление таким образом болезненного состояния — «фантастической историей».

Рецензии критиков

После премьерного показа на «Кинотавре» не менее дюжины журналистов выразили свое возмущение лентой, обвинив её среди прочего в продвижении фашистской идеологии. Корреспондент «Time Out» отнесла «Временные трудности» к числу худших фильмов фестиваля, отметив, что он «балансирует на грани фашизма». Редактор раздела культуры ТАСС Егор Беликов охарактеризовал картину как «этическое преступление». Колумнист газеты «Коммерсантъ» Юлия Шагельман, отмечая беспомощность режиссуры, фальшивую актёрскую игру, наполненный штампами сценарий и желание студии Enjoy Movies заработать на теме инвалидности с помощью привлечения средств государственного Фонда кино, добавляет, что «основные проблемы этого фильма — не эстетического, а этического свойства». Игорь Карев в «Аргументах и фактах» назвал основной проблемой ленты обобщения и выразил непонимание решения создателей позиционировать фильм как универсальную историю, а не биографию конкретного человека.

Антон Долин назвал «Временные трудности» худшим русским фильмом года, «циничным» и «безнравственным» и высказал опасение, что кто-то из зрителей может начать руководствоваться продемонстрированной формой родительского поведения. В качестве примера такого поведения Долин приводит эпизод, когда отец бросает своего больного ДЦП сына в болото, окружённое лесом и находящееся в ста километрах от дома, и говорит ему ползти домой: «Такое не приснилось бы в страшном сне самому Михаэлю Ханеке». Валерий Кичин в рецензии для «Российской газеты» так же предположил, что фильм воодушевит сторонников домашнего насилия, охарактеризовав его посыл как идеологию, «в которой нет места слабости, состраданию, любви, терпимости к непохожему». В свою очередь, Анна Уткина в статье на портале «Православие и мир» отметила, что «это очень плохое кино <…> с полуфантастическим сюжетом вряд ли можно оценить как руководство к действию», добавив, что «в этой истории ужасно всё».

В целом, на Кинопоиске у фильма 6,8 баллов из 10, по данным агрегатора Megacritic у фильма 8,3 баллов из 10; по данным сайта «Критиканство» — 38 баллов из 100.

Отец пинает бракованную деталь, о любви тут речи не идет

Мария Никитина, член пациентской ассоциации «Семьи СМА»:

Когда я смотрела этот фильм, я все время думала – а не станет ли это кино призывом вот к такому жестокому обращению с детьми? Наверное, нет. Все понимают, что это художественный образ. Действительно, увидев убийцу в кино, мы все не идем убивать.

Но, честно говоря, родители, я послушала вас, и мне стало страшно. Извините, я – не Охлобыстин. Я не считаю, что есть единственный нормальный путь – стать Охлобыстиным. Нет. Можно и нужно работать с ребенком. Обязательно нужно бороться, нельзя сдаваться, но не обязательно на него при этом орать: «Ты – инвалид!».

По фильму Охлобыстин вообще не подходил к ребенку до 5 лет, от него отворачивался. Яркий образ – когда родился сын, герой Охлобыстина пинает бракованную деталь. Ни о какой отцовской любви здесь речь не идет. Да, для всех рождение больного ребенка – шок. Но не у всех есть вот это отрицание – что если ты не встал на ноги, то ты вообще никто.

Вы знаете, мой ребенок никогда не встанет на ноги. Он всегда будет в инвалидной коляске. Но от вас, родители, и от создателей фильма идет постоянный посыл – если ребенок не встал и не пошел, то это значит, что его родители мало с ним работали. Вот я много работаю с ребенком, но он никогда не пойдет. И я счастлива, что у него вообще есть эта инвалидная коляска, что он может в ней ездить. Через какое-то время он не сможет делать и этого. Я считаю, что герой фильма обращается с ребенком жестоко, унижает его, а это недопустимо, даже с самыми благими намерениями.

Для меня этот фильм про любовь

Наталья Белоголовцева, руководитель программы «Лыжи мечты», мама Евгения Белоголовцева, больного ДЦП:

Иван Охлобыстин —  это я, поэтому сегодня я привезла свои доказательства – усы, лапы и хвост (показывает на Женю Белоголовцева). Я никогда не устраиваю скандалы в интернете, но первый раз в жизни я отступила от своих правил, потому что когда я прочитала первые рецензии после показа фильма на «Кинотавре», я поняла, что эти рецензии писали люди, которые вообще не представляют, с чем сталкиваются родители детей с ДЦП.

Мне было странно, что люди вообще не знают нашей жизни и берутся оценивать, ставить какие-то вердикты, призывают запретить фильм. Как будто люди никогда не видели убийц и маньяков в кино, например. Давайте тогда запретим и такие фильмы, иначе все люди пойдут убивать, грабить и так далее. Люди спорят, рубятся, пишут гневные комментарии…

И все почему? У меня есть ощущение, что есть родители, которые готовы положить свою жизнь, чтобы помочь своему ребенку. Да, состояние ребенка бывает разным, и у нас была очень тяжёлая ситуация – четыре порока сердца, клиническая смерть, про Женю говорили, что он не будет сам дышать, есть, ходить. Но кто-то все равно готов бороться, а кто-то просто идет в клинику и принимает то, что предлагают ему врачи. Но в клиниках мы все были и понимаем, что все реабилитации – это временная история, а трудиться надо постоянно.

И, возможно, люди так эмоционально воспринимают эту историю, потому что не всем удалось добиться такого же результата. При этом я ни в коем случае не говорю, что все должны быть успешными. Можно быть прекрасным дворником – это я абсолютно без иронии говорю. Но разве есть родители, которые не желают своему ребенку быть здоровым?

Для меня этот фильм про любовь. То, что папа делает ребенку тренажеры, которых еще вообще нигде не было в 80-е годы, – это любовь, то, что он взял ребенка в лес – это любовь. Опять же, он его там не специально бросил, а случайно потерял – такое случается и со здоровыми детьми.

Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Максим Иванов
Наш эксперт
Написано статей
129
Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации